Можно ли жить без секса?

Им от тридцати до сорока лет. Они спокойны, независимы, привлекательны и успешны. Но сексом они больше не занимаются – в их сегодняшней жизни ему просто нет места. Хотя как обойтись без физической любви в обществе, где царит диктат наслаждения? Можно ли выдержать этот прессинг и остаться цельной, гармоничной личностью? Люди, исключившие секс из списка своих жизненных приоритетов, делают этот выбор по разным причинам. Но при этом каждый из них ясно ощущает собственную нетипичность. «Мне надоело убеждать всех и каждого в своей нормальности, – жалуется 35-летняя Анна, уже семь лет живущая одна. – Окружающим легче заподозрить меня в самых невероятных грехах, чем принять правду такой, какова она есть».


И в самом деле, естественно ли это – жить без секса? Фрейд полагал, что абстиненция невыносима. Основатель психоанализа был убежден, что сексуальное влечение – это проявление врожденной психической энергии (либидо). Она направляет наше поведение – вызывает возбуждение, которому необходима разрядка. Когда она происходит, мы ощущаем покой и наслаждение. Когда же эту потребность по каким-то причинам удовлетворить не удается, возникает психический и физический дискомфорт, мы чувствуем тревогу и безысходность. Борьба с собственной чувственностью изнурительна: обуздывая свои сексуальные импульсы, человек затрачивает на этот процесс слишком много жизненной энергии, поэтому не многие из нас время от времени оказываются на это способны.

После тяжелого развода 39-летний Николай вот уже пять лет практикует полное воздержание. Он усмехается: «Это не столько борьба, сколько назойливая мысль: я упускаю что-то важное, без чего моя мужская жизнь неполна». У 32-летней Светланы история иная: в юности она пережила насилие, после чего полностью отказалась от секса. О своем тринадцатилетнем воздержании она говорит с болью: «Когда мужчина мне нравится, я тут же начинаю ощущать свою неполноценность – я словно бы теряю контакт с собственным телом. В результате я закрываюсь и избегаю встреч с понравившимся мне человеком».

Тех, кто пережил ту или иную травму в сексуальной сфере и по этой причине соблюдает воздержание, известный французский психоаналитик Жан-Давид Назьо (Jean-David Nasio) называет «разочаровавшимися в сексе»: «Они больше не желают страдать. Их мозг словно заставляет тело молчать: память о пережитом берет верх над потребностью в удовольствии». «Если удается выстроить интимную сторону отношений, не задействуя сексуальность как таковую – выражая свои чувства словами, жестами, ласковыми прикосновениями, переключая неизрасходованный жизненный (сексуальный) потенциал на работу, спорт, детей, мы обретаем внутреннее равновесие, – добавляет семейный терапевт Инна Хамитова. – Но все равно бессознательно ощущаем нереализованную сексуальность. Мы не можем изменить ситуацию и страдаем от этого, а потом смиряемся».

Разобраться в себе
Некоторые люди выбирают воздержание сами: время, когда тело молчит, помогает разобраться в себе, дает возможность восстановить жизненные силы после болезненно пережитого расставания. И всегда сопровождается работой над собой. «Первые два года сама мысль о соитии была для меня невыносима, – рассказывает 34-летняя Надежда, уже восемь лет хранящая целомудрие. – Я много размышляла о своих чувствах, работала с психотерапевтом. Сегодня, хотя я по-прежнему живу без мужчины, для меня это уже не отторжение секса, а ожидание отношений, которые бы меня устроили».

«От секса часто добровольно отказываются те, кому из-за жизненных обстоятельств или личностных особенностей долго не удается найти постоянного партнера, а временные их не устраивают», – говорит сексолог Георгий Введенский.

38-летняя Ольга не встречается с мужчинами десять лет. «У меня была вполне сложившаяся сексуальная жизнь, – рассказывает она. – Но однажды утром я посмотрела на того, кто спал рядом со мной, и поняла, что открывала интимные тайны своего тела человеку, который не знал моего прошлого, моей жизни, моей души. Я с ним порвала, сказав себе, что следующему я отдам все – или ничего. И... уже десять лет – ничего».

«Порой мы сами задаем очень высокую планку в отношениях, – говорит врач-гинеколог Елена Егорова, – хотим, чтобы партнер был идеальным. Нередко наше желание связано с бессознательной потребностью воспроизвести отношения с любимым отцом (для мужчин – с матерью), что, конечно же, невозможно. В таком случае ожидание принца или принцессы может затянуться на много лет». Но то ожидание, о котором говорят Надежда и Ольга, – это скорее ожидание нежности, чем собственно сексуальных отношений. «Потребность в сексе и телесном контакте – разные понятия, – поясняет психотерапевт Адольф Хараш. – Так, на женском теле остается много зон, которые не знают телесного контакта, – и именно они могут служить причиной невротических расстройств даже при регулярном сексе».

Неосознанный запрет

39-летний Владислав живет с мамой, проводя с ней почти все свободное время. «Секса в моей жизни не было очень давно, – говорит он. – Но я не страдаю – видимо, так уж я устроен». 28-летняя Алена, как и Владислав, спешит после работы домой: «Иногда мужчина кажется мне хорошим, но моя мама словно насквозь его видит – после разговора с ней мне становятся заметнее его неприглядные черты и не хочется больше с ним общаться. Секс? Он меня не интересует».

Те, кто отказывается заниматься любовью, могут считать это решение своим и не замечают, что на самом деле за них этот выбор сделала их мать, не желающая делить внимание сына или дочери с кем бы то ни было. «Если властная, жесткая мать контролирует жизнь уже взрослых сына или дочери, она скорее всего будет неодобрительно относиться к любым их партнерам, в том числе потенциальным, – комментирует сексолог и психоаналитик Борис Егоров. – В ответ у молодых мужчин или женщин могут включиться глубинные механизмы защиты от сексуального возбуждения: стремясь успокоить мать, они демонстрируют ей свою асексуальность».
Мужчинам труднее

Принято считать, что мужчины больше, чем женщины, зависят от своих сексуальных желаний. Рассказывая об отношениях в паре, последние, как правило, делают акцент на гармонии характеров и силе чувств. «Обходиться без секса женщинам несколько легче, чем мужчинам, так как они располагают более обширной палитрой для выражения своих чувств, – считает сексолог Сергей Агарков. – Для мужчин же секс – важнейшее средство выразить свою нежность. Если его нет, они могут почувствовать себя обделенными». «С детства мужчин воспитывают иначе, чем женщин, – продолжает Георгий Введенский. – Общество легко принимает частую смену их интимных партнеров, и сфера сексуальных услуг для мужчин во всем мире во много раз превосходит ту, что ориентирована на слабый пол». Тем не менее среди мужчин также немало тех, кто живет в воздержании.

Работа 42-летнего Андрея связана с частыми разъездами. Последние шесть лет он живет без секса. «У меня случаются моменты, когда возникает сексуальное желание. В таких случаях я прибегаю к мастурбации. Но я никогда не страдал от отсутствия секса до такой степени, чтобы пойти к проституткам». Андрей осознанно принял решение приспособиться к своему воздержанию. «Я долгое время занимался любовью потому, что так принято. Теперь мне плевать, что принято, а что нет. Я знаю, что секс – не самоцель. Важно знать, чего я хочу от своей жизни и какое место в ней я отвожу сексу».

В согласии с природой

«Однажды я участвовала в интернет-опросе на тему «Как часто вы занимаетесь любовью?», – рассказывает 30-летняя Лада. – Почти все отвечали: два раза в неделю, три, четыре… Я написала правду: мы с мужем занимаемся сексом раз в два-три месяца и оба этим довольны. На общем фоне мой ответ выглядел странно».

«Сексуальность – это удовольствие, которое мы получаем от собственного тела или от контакта с телом другого человека, – полагает французский психоаналитик Жан-Давид Назьо (Jean-david Nasio). – Оно может быть гетеросексуальным или гомосексуальным, может быть самоудовлетворением, но оно необходимо всем». Верно и то, что мы можем нуждаться в нем в разной степени. На наше сексуальное влечение влияют особенности питания, возраст, общее состояние организма, особенности половой конституции. Кто-то из нас возбуждается часто, в то время как у других потребность в интимной жизни намного ниже. В некоторых племенах Южной Африки мужчинам после полового акта требуется восстановление в течение трех месяцев – только по прошествии этого времени у них вновь возникает желание. Их женщины спокойно относятся к этой ситуации. В западном же мире, как ни странно, мы редко знаем и учитываем индивидуальные особенности своего организма. «Людям со слабой половой конституцией непросто выдерживать социальное давление, предписывающее куда большее количество половых актов, нежели им необходимо, – поясняет Георгий Введенский. – Поэтому нередко они вообще отказываются от интимной жизни». Хотя на качество интимной жизни половая конституция не влияет, уточняет Инна Хамитова. «Когда партнеры близки и каждому из них важно доставить удовольствие другому, они найдут способ подстроиться к ритму и особенностям друг друга».


Не дать телу застыть

Заниматься любовью – не такая жизненная необходимость, как, скажем, еда или дыхание, но именно сексуальность помогает нам ощущать полноту жизни. Поэтому так важно сохранить целостность своего «я», в котором тело занимает подобающее место. Если воздержание слишком затягивается, тело понемногу впадает в спячку. «Поначалу я мастурбировала, – рассказывает 41-летняя Ольга. – Но это вожделение к себе самой со временем тоже угасло».

Чем дольше длится воздержание, тем больше времени занимает «возвращение в строй». «У интимной жизни есть несколько биологических смыслов, – продолжает Борис Егоров. – Это и продолжение рода, и получение удовольствия, и физиологическая необходимость, смысл которой в том, что весь организм, все его органы должны функционировать». «Сохранить контакт со своим телом помогают занятия танцами, спортом, курсы массажа, – уверена Елена Егорова. – И, если нет религиозных запретов, надо позволять себе заниматься мастурбацией, чтобы снять напряжение и избежать застоя крови в области малого таза». Занимаясь собой, мы легче возвращаемся к плотским радостям, когда приходит срок.


Одним из самых важных факторов при восстановлении сексуальной жизни является наше собственное желание это совершить. 39-летняя Марианна познакомилась со своим мужем после шести лет воздержания. «Я ожидала этого момента со страхом, но мое тело само нашло все те движения, которые, как выяснилось, я и не думала забывать. Мое желание любви прогнало страх». «Возвращение к сексу действительно нередко совершается через настоящее чувство, – заключает Жан-Давид Назьо. – Это как в сказке про спящую красавицу: жизнь начинается заново благодаря любви».

Дополнение к статье


Прикоснуться к главному

Немало пар живут вместе, но сексуальных отношений не поддерживают: для них важнее надежность, тепло, которые выражаются не в физической близости, а в ласковых прикосновениях. «Некоторым из нас достаточно объятий. Они в избытке дают ощущение любви, которое партнеры не могут найти в сексе, – говорит психотерапевт Адольф Хараш. – Традиция телесного контакта сегодня постепенно утрачивается, он становится прагматически сексуализированным, а жаль: объятия, прикосновения обладают магической силой. Секс при необходимости можно заменить мастурбацией, а подобный контакт тел заменить чем-либо сложно».
Выбор андрогина

Иногда человек не занимается сексом просто потому, что не может выбрать, с кем им заниматься. К этому приводит не отсутствие партнера, а наши внутренние полоролевые конфликты. «Маленький ребенок не ощущает себя мальчиком или девочкой изначально, – говорит сексолог Георгий Введенский. – Он узнает о том, кто он такой, от родителей. Затем происходит дифференциация по женскому либо по мужскому психосексуальному типу. Но, когда родители обращаются с мальчиком как с девочкой или наоборот, у ребенка может сформироваться и андрогинный тип, в котором присутствуют и мужское, и женское начало». Став взрослым, такой человек пребывает в противоречиях, потому что секс, предписываемый ему обществом, вызывает у него отторжение. А его собственное влечение, выглядящее гомосексуальным, для него по сути гетеросексуально. «Заниматься любовью с людьми противоположного пола ему неприятно, – говорит Георгий Введенский. – Но и от гомосексуальной связи он не получает положительных эмоций, так как знает, что общество не поощряет таких отношений. И ему легче отказаться от секса вообще, нежели противостоять обществу».

Добровольный обет безбрачия
Интервью


Монахиня и теолог сестра Люси Лишери (Lucie Lisheri) долгое время помогала тем, кто собирается принять постриг, разобраться в том, насколько сильно их желание стать монахинями.


Как в монашеской жизни удается справляться с отсутствием секса?

Сестра Люси Лишери:
Основной вопрос целибата состоит в том, чтобы ответить себе на вопрос: в силах ли я – сегодняшний – пережить воздержание без боли, горечи, телесных проблем? На выбор воздержания всегда влияют неосознанные мотивы. Может показаться, что для человека это нетрудно, но у него могут возникнуть проблемы в отношениях; иногда дело доходит до потери вкуса к жизни. Поэтому следует завязать достаточное количество связей – профессиональных, дружеских, – которые смогут утолять нашу потребность в эмоциональной привязанности.

Так значит, добровольное безбрачие – это вечный бой?

Сестра Люси Лишери:
И да и нет. Да – потому что с течением времени мы меняемся сами, меняется мир вокруг нас, и нам приходится все время подстраиваться под эти перемены. Но не в большей и не в меньшей степени, чем при жизни вдвоем, в ходе которой нам приходится вновь и вновь «выбирать» своего партнера. И нет потому, что нельзя каждый день начинать все с нуля. Настает момент, когда человек начинает получать удовольствие от того, что у него есть.

Не связаны ли с сексуальной фрустрацией дебаты о допустимости брака для священников и разбирательства по поводу педофилии в церкви?

Сестра Люси Лишери:
Любой добросовестный психотерапевт или психолог скажет, что сексуальная фрустрация не имеет ничего общего с проявлением извращенности. Отвратительные проявления педофилии связаны лишь с болезненными эпизодами личных биографий.

 

© 2005-2015 SexHelper.info - 10 лет идеального секса